Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Приветствие

Здравствуйте. Наверное, сразу надо вас предупредить, что я не считаю себя опытной матерью и экспертом. Боюсь, наоборот. Лев - мой первый и единственный ребенок. На момент, когда я начала вести блог, ему возраст был 1 год и 3 месяца. На момент обновления приветственного поста - 1 год и 8 месяцев, т.е. журналу уже стукнуло полгода. Первое время у нас со Львом было сложным, да точнее, вообще первый год. Как мать я допускала ошибки. О некоторых из них я расскажу. Глядя назад, кажется, что все было просто наладить, но, положа руку на сердце, - нет, не просто.

Collapse )

А вот так я выгляжу:

Collapse )

Наталья Парыгина – «Вдова»

Вот уж не думала, что книга из рубрик «советская классика», «производственный роман» может мне понравиться. Но так и вышло. Не так много времени прошло от описываемых событий, и в памяти многих читателей откликнутся и речь героев, и события военных лет (по воспоминаниям дедов). «Вдова» по полочкам разложит, откуда в России взялись те самые суровые, работающие на износ женщины, которые все успевали, вырастили детей в голодные годы, трубили на заводах смены по 12 часов – зачастую справляясь в жизни в одиночку, без мужчин. Современные писатели, например, Людмила Петрановская, описывают подобные истории как следствие травмы поколений. У Петрановской хорошая, доходчивая статья на эту тему, она помогает лучше понять, какими были наши бабушки из поколения победителей, и как им далась победа. А у Натальи Парыгиной – эти события в художественном оформлении, жизнь одной из тех «железных» женщин, в которой было много труда, горя, постоянные бытовые лишения, но были и моменты подъема. Общий тон книги – жизнеутверждающий.

Я читала и вспоминала свою бабушку (хотя она лет на двадцать моложе главной героини, но многое совпадает). Со страниц «Вдовы» звучали с детства знакомые фразы. Дарья – это собирательный образ женщины-работницы, по-советски правильной, не дающей спуску ни себе, ни окружающим. Дарьей можно в чем-то восхищаться – ее стойкостью, сильной волей – но объективно, это сложный человек, с крутым характером. Думаю, многие узнают в Дарье своих старших родственниц. Многие, как и героиня «Вдовы», говорили и до сих пор говорят «Лишь бы не было войны». Узнать своих можно и в множестве бытовых деталей, например, в описаниях праздничного угощения (после войны, разумеется). Почему им так важно было собрать обильный стол? Книга дает ответ на этот вопрос. Люди были нежадные, но им годами приходилось недоедать, и после отмены карточной системы застолье надолго стало синонимом и неотъемлемым атрибутом праздника. «Большому куску сердце радуется» - наверняка вам доводилось слышать?

Жаль, что книга забылась, и о ней мало кто знает. А я жалею, что раньше ее не прочитала. К сожалению, не все книги Натальи Парыгиной выложены в Интернете, да и купить сейчас не представляется возможным. Но это надо читать. Я распечатала для своей мамы, думаю, она над этой книгой поплачет.

Мария Глушко – «Мадонна с пайковым хлебом»

Книга вышла в издательстве «Речь» в серии «Вот как это было». Пока что я прочитала две книги этой серии, еще «Хлеб той зимы» Эллы Фоняковой. По всему – на серию надо обратить пристальное внимание. Книги рекомендованы для чтения детьми, но конкретно «Мадонна с пайковым хлебом», на мой взгляд, - повесть для взрослых читателей, хотя, вероятно, динамичный сюжет увлечет и подростка. Можно посоветовать тем школьникам, кто хочет больше узнать о жизни тыла во время Великой Отечественной войны. Но все же главная целевая аудитория – матери. Видели, может, сборники под мягкой обложкой с названиями типа «Куриный бульон для души, истории про материнство» (есть и другие бульоны). Так вот: повесть Марии Глушко – именно такое подкрепляющее средство, читайте, если устали, не видите перспективу, переживаете жизненные сложности.

«Мадонну с пайковым хлебом» можно еще сравнить с «Зулейхой», которая сейчас весьма на слуху. Но у Глушко уровень выше. Объединяет их тема материнства в условиях войны и лишений. Если вы читали Гузель Яхину, и вам понравилось, обязательно найдите время на Марию Глушко.

В «Мадонне с пайковым хлебом» через весь сюжет протянут девиз героини, Нины, - выживать, но не переступать черту. Collapse )

Мария Глушко – «Год активного солнца»

Автор для меня еще недавно – совершенно незнакомый и не на слуху. Я бы, наверное, никогда про Марию Глушко и не узнала, если бы не серия «Вот как это было» от издательства «Речь»: книги про Великую Отечественную, среди них мне попалась «Мадонна с пайковым хлебом» Марии Глушко. Роман про 19-летнюю эвакуированную из Москвы студентку, которая готовится родить и ищет пристанище, произвел на меня впечатление. Захотелось прочесть что-то еще от этого автора. Нашлась повесть «Год активного солнца».

Сильная вещь, в стиле Шукшина, но с главным героем – женщиной. Шукшина я научилась ценить с возрастом, но не могу отделаться от гаденького впечатления о том, как он выводит женские характеры. Все у него мелочные недалекие мещанки, обижают только мужичков своих, а у тех – мысли о великом. Утрирую, конечно, но для Шукшина, женщина – животное или в лучшем случае человек второго сорта, хотя то, какие переживания он раздает героям – мужчинам – это общечеловеческие проблемы, примитивно их разделять, как туалеты, на М и Ж. В повести Глушко прямо-таки шукшинская тоска об остатке жизни, которую уже непоправимо разменяли на «ночи без сна и дни без радости». Но эти переживания – женские, главная героиня – чиновник высокого ранга, она стала матерью города (говорят же «отцы города», а Кира Сергеевна – мать), но многое упустила в семье, не прожила исчерпывающе роли жены, матери, бабушки.

Вначале, первую треть книги, читать было сложно. Давящая атмосфера советской квартиры, где живут всем кагалом несколько поколений, где ругаются за нестиранное белье в ванной. Какая-то трифоновщина. Но развитие конфликта меня захватило. То, что в начале представлено блестящей зрелой порой, когда и карьера удалась, и дом – полная чаша, предстает ближе к финалу разбитым корытом. И дело не столько даже в предательстве мужа, скорее – запоздалое переосмысление ценностей, идеи, ставшими откровениями для Киры, которые она уже и сама не может реализовать, и другим не докажет их правильность. Когда она была комсомолкой, молодежь учили, что они могут все – строить, открывать, в космос летать. Вдогонку от девочек требовалось еще стать женой и матерью. Не вызывало сомнений, что можно строить БАМ и быть женой и матерью. Всем хотелось быть полноценным человеком, всесторонне развитым, дельным, и общепринятая точка зрения заключалась в том, что молодая мать относит ребенка в ясли, водит в сад, отсылает в лагерь, передает бабушкам - и работает. Строит коммунизм. Развивает свою личность. Как будто рядом с ребенком личностью не стать.

Коммунизм уже забросили, а риторика все та же. Сейчас молодым женщинам внушают, что и в декрете можно работать, строить свой бизнес, учиться, не закисать мозгами. А потом уже с подросшим ребенком – быть гармоничной, динамичной, современной, иметь активную жизненную позицию. И проч. бадяга, которую еще часто в резюме вставляют. Кому-то хватит сил и мотивации все это провернуть и не чувствовать себя разбитой, вывернутой наизнанку белкой в колесе. Кто-то будет так жить и будет счастлив. Но никак не большинство. Поколение Киры Сергеевны уставали от быта, а нынешние матери устают от совмещения детей и гонки за совершенство в разных областях, в попытке быть развитой личностью во всех сферах сразу. Коммунизм не строим, а жизнь осталась борьбой, в которой большинство сломаются, выгорят и потянут дальше лямку на автопилоте, не помня себя и не получая удовольствия от такой жизни.
Collapse )
Понять и вполне пропустить через себя эту историю, как мне кажется, сможет только читатель 30+. Тем, кто моложе, вряд ли будет интересно и наглядно. Может, покажется, что выводы слабоваты и вообще наивны для главной героини, чиновницы в возрасте около 50 лет. Но в некотором роде, если обобщить и упростить, это классический случай: «баба кается, а девка собирается». Все думают, что у них-то получится, а потом набивают свои собственные шишки, хотя переживания их не уникальны, но опыт предыдущих поколений от своих ошибок мало кого убережет. И что? Не всем даже удается отрефлексировать свои сожаления, а в «Годе активного солнца» прямо-таки по полочкам разложено, что не так с погоней за идеалом эпохи. Вроде прошло полвека от описываемых событий, а, если вглядеться, то в плане требований к женщине эпоха нынешняя от застоя мало чем отличается. Вывод, пожалуй, можно сделать такой: разрешите себе успевать не все, примите нормальность не быть идеалом, просто допустите мысль о том, что не быть успешной во всем сразу это не провал, подумайте над тем, может ли несчастный загнанный человек быть полноценной личностью.

Ричард Йейтс – «Дорога перемен»

«Дорога перемен» - роман про молодую супружескую пару, столкнувшуюся с кризисом отношений. Если говорить про возрастную аудиторию, которой можно порекомендовать эту книгу, то скорее всего, это аналогично женатые люди, близкие по возрасту к героям. Совсем юных и свободных читателей книга может просто отвратить от семейной жизни и окунуть в чувство безысходности. Более взрослые читатели критичнее посмотрят на происходящее в романе, зная, что это не норма, и, во-первых, как писал Толстой, все несчастные семьи несчастны по-своему, а, во-вторых, мы не обязаны идти их путем, повторяя их ошибки. Безусловно, «Дорога перемен» - это такая вещь, которую будешь оценивать, исходя не столько из написанного, сколько по своему жизненному опыту, плюс, перенося события романа на реалий нашей современной жизни (хотя время действия – середина 50-х годов XX века). Я напишу, как я вижу и оцениваю эту ситуацию (причем постараюсь охватить всю карусель противоречивых эмоций, вызываемых «Дорогой перемен») и, я уверена, у тех, кто прочтет мой отзыв может быть вообще радикально иной взгляд на книгу. Как художественное произведение, это явно сильная книга, в которой при минимуме выразительных средств языка, простыми словами и короткими диалогами передана та самая «безысходная пустота», которая гложет героев.

Collapse )
Возвращаясь к психоанализу. Главные герои книги могли себе ПОЗВОЛИТЬ быть несчастными и истерить. Психоанализ не даром стал модным и доступным таким представителям среднего класса, как они. Психоанализ перестал быть роскошью, когда общий уровень жизни так сильно повысился, что жена обычного конторского служащего смогла осесть в пригороде домохозяйкой, не работать где-то по найму, не думать постоянно над тем, как платить за жилье и на что купить еды, а смогла быть настолько хорошо материально устроенной, что стала страдать психологически. Как говорится, у людей в войну депрессий не было. Депрессии могут себе позволить те, кто уже не бьется над тем, чтобы закрыть низ пирамиды Маслоу. Поэтому частично я считаю проблемы главных героев надуманными. Они просто могут себе позволить иметь эти проблемы.

Они разрешили себе нигилизм, потому что жизнь стала для них слишком легкой, а будущее слишком предсказуемым. Не будучи особо умными, образованными и тонко чувствующими людьми, они выдумали себе яркие, артистические личности, которые «надевали» в своем пригороде для общения с теми, кого считали обывателями, и так чесали свое эго, воображая, что они – Эйприл и Фрэнк – умнее и проницательнее, чем соседи. Они придумали себе, что их предсказуемая жизнь пары из пригорода им поперек горла, но у них не было никакого внутреннего стержня и наполнения, чтобы вытеснить провинциальную скуку. Почему-то они решили блистать в болоте, и это решение их сгубило. Они могли квакать в унисон со всем болотом, но им хотелось большего, но только вот ума и способностей на бОльшее у них не было. В этом смысле, книга – это что-то прямо чеховское: про маленького человека с несоразмерными масштабу его личности целями и самомнением.

Кристиана Фельшеринов – «Я, мои друзья и героин»

Автобиографическая книга о жизни девочки-подростка с наркотической зависимостью в Берлине 70-х годов прошлого века (также известна как «Мы, дети со станции Зоо»). По книге снят довольно известный арт-хаусный фильм. Судя по информации в сети, книга имела в свое время большой успех. Сейчас она как-то подзабылась. Книга заставляет вспомнить серию про кота Боба – рассказ лондонского наркомана о сложностях жизни на улице. По сравнению с воспоминаниями Кристины, в брошюрах про Боба – сопли с сахаром, по которым прошлась цензура, чтобы тема никого не шокировала. Немецкая же автобиография наркоманки – жесткая, откровенная, но и юмора и жизненной правды в ней в разы больше.
Разумеется, над текстом работали профессионалы. Редакторы молодцы. Читается захватывающе. Можно выделить несколько важных тем:

1) Молодежь и среда обитания. Сюда же можно отнести проблему отсутствия перспектив в жизни и расслоение общества. По словам Кристины, тем, кто учится в обычной «общей» школе (не гимназии) в жизни не видать ничего лучше, чем конвейер на заводе или пособие. С ранних лет человеку внушают, что ему не прыгнуть выше головы, и впереди мрачное бессмысленное существование. Также очень ограничены варианты досуга и в городе, и в деревне. Разумеется, это не единственная причина, по которой дети употребляют. Но скучающий подросток – это определенно потенциальный клиент наркодилера.

2) Зависимость и созависимость. «Тот, кто хочет колоться, будет колоться» - что бы ни делали родители и другие родственники. То же самое и про другие зависимости.

Collapse )

В книге много и грязно написано про наркотики, но это не исчерпывающее ее содержание. Эта книга остро-социальная, несмотря на то, что уже много лет прошло, и наркотики сейчас в ходу уже не те. Книга заставляет задуматься о семье, воспитании детей, о том, что действительно важно.

Джон Ирвинг – «Правила виноделов»

Для меня это первая прочитанная книга Джона Ирвина. Когда-то давно я смотрела экранизацию, но уже плохо помнила сюжет. Сейчас, прочитав, я удивляюсь, что эта книга попала в тематическую подборку «книг для поднятия настроения» (или «что почитать, если вы в депрессии» - примерно так перечень назывался). Все-таки это драма, и судьбы многих персонажей – трагичные. Основное, что запоминается, - это вопрос аборта: право женщин на аборт, сомнения врачей, последствия прерывания беременности или рождения ребенка. Я не думаю, что книга про аборты кому-то поможет справиться с депрессией, но тем, кто ищет роман с интересным сюжетом, такой, что интересно и важно читать и узнать, что же дальше, могу рекомендовать «Правила виноделов».

В послесловии автор приводит статистику, согласно которой в первой половине XX века три четверти детей, рожденных в США у родителей, состоящих в законном браке, были нежеланными. Статистики по женщинам, рожавшим вне брака, никто не вел. Несмотря на то, что люди рожали детей, которых не хотели и которых зачастую не могли прокормить и устроить в жизни, аборты были запрещены. Контрацепция не была доступна массам, и даже те, кто пользовались презервативами, в некоторых случаях делали это неправильно (что приводило, опять же, к нежелательным беременностям). Имхо, самое плачевное в этом то, что не было полового просвещения (которое сейчас, конечно, приобретает извращенные формы) и доступных ЖЕНЩИНАМ эффективных средств предохранения. Если у женщины был секс, наступали беременности, причем ответственность мужчин за последствия была условной.
Collapse )

«Правила виноделов» - это книга про права женщин, про то, что человек должен приносить пользу и найти себе настоящее дело в жизни. Роман заставляет задуматься и радует тем, что героям не на шутку сопереживаешь. Рекомендую всем, кроме особо впечатлительных, т.к. присутствуют неприятные медицинские описания. Если вас заинтересовала книга и хочется чего-то похожего, можно взяться за Дженнифер Уорф "Вызовите акушерку".

Эмма Донахью – «Комната»

С синопсисом «Комнаты» я познакомилась, читая отзывы на экранизацию. Я сразу решила, что ни за что не буду смотреть этот фильм и читать – тоже не стану. С возрастом и после рождения ребенка мне тяжело даются художественные произведения, в которых много насилия, и что-то жестокое делают по отношению к детям. Мне уже тяжело это переваривать, я не могу потом отделаться от воспоминаний об увиденном и прочитанном, а в голове и своих тревожных мыслей достаточно, - куда уж перегружать себя негативом из книг. Поэтому я запомнила сюжет, но читать не собиралась. Но за книгу взялся мой муж. По правде, он мне проспойлерил половину событий, но, по его рассказам я поняла, что ребенка в книге не мучают. В отзывах справедливо писали, что главная тема книги – это тема материнской любви. Тогда я взялась читать и не жалею. «Комната» - безусловно, сильная, запоминающаяся книга, которую я просто проглотила, и рада, что это сделала.

Для тех, кто не читал и не смотрел, вкратце сюжет. Извращенец похитил 19-летнюю девушку и 7 лет продержал ее взаперти в своем сарае. За это время она родила от своего похитителя двоих детей, но девочка-первенец не выжила, а мальчику уже 5 лет. Мать вынуждена обманывать сына, долгое время она внушала мальчику, что за пределами их комнаты открытый космос, а все, что они видят по телевизору, выдумка. Но, когда ребенок подрос и стал разумнее, мать решается на побег из заточения. Новость о том, что их похититель лишился работы и уже с трудом может даже прокормить двух узников подталкивает ее к решительным действиям. Неизвестно, что будет с ними дальше, и медлить нельзя. Да и здоровее они от сидения взаперти не становятся. Мать учит ребенка, что нужно сделать, чтобы освободиться. 5-летний ребенок справляется с планом побега, и полиция почти сразу отвозит его назад к матери. Теперь они выбрались, но как они справятся во внешнем мире? Об этом – вторая половина книги.

Событий как таковых немного. Большая часть текста – это диалоги и внутренний монолог 5-летнего Джека. Повествование ведется от лица мальчика. Я ожидала, что пол книги Джек будет рассказчиком, а потом фокус сместится, и мы узнаем, что думает и переживает его мать. Но – нет. Вся книга от лица Джека. То, как он подбирает слова, как проживает свои эмоции и дает верную оценку эмоциям других людей (а он до 5 лет ни с кем, кроме матери не разговаривал), позволяет нам увидеть, что все время взаперти мать воспитывала и развивала ребенка, делала, что могла. И справилась. Мальчик не отстает. Само собой, ему предстоит учиться взаимодействию с новыми людьми и предметами, но он обучаемый и способный. Только представьте себе, с какой апатией и депрессией столкнулась его мать, оказавшись в плену у извращенца. На долгие годы. Тут впору сойти с ума. Но она лишь редко выпадала из реальности не дольше, чем на день («уходила», как называл это Джек), а в остальное время – т.е. почти всегда – ухаживала за своим ребенком, воспитывала его, развивала его воображение, научила читать и писать, говорила с ним о Боге. Эта женщина не сдавалась ради своего ребенка. Я считаю героиню книги мужественным человеком. Мать с ребенком друг друга подпитывали, жили, как единое целое, и так спаслись, - в заботах друг о друге.

Collapse )

Маргарет Этвуд – «Рассказ служанки»

Во времена детства и юности я перечитывала одни и те же книги по несколько раз – в основном, потому что не было возможности купить/скачать книг разных. Повзрослев и дорвавшись до Интернета, я очень редко что-то читаю во второй раз, потому что вокруг огромное количество доступных новых книг. Этим летом решила перечитать «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд. Впервые я прочла эту книгу год назад, и она меня раскатала, как асфальтоукладчик. Надо было дать впечатлениям усвоиться, и интересно было перечитать, чтобы оценить качество текста. При знакомстве с книгой меня настолько увлек сюжет и описываемый мир, что я не разбирала, хорошо ли написано. И вот, прошел год. Теперь я уже определилась: книга невероятная, и текст, и история – произведение мастера. Что удивительно, даже есть неплохой русский перевод.

По жанру книгу определяют к антиутопиям, но, имейте в виду, это самые настоящие ужасы. Причем то, что сейчас официально проходит, как «ужасы» (будь то книги или фильмы), пугать разучились, а Маргарет Этвуд пугает до тошноты. Написано, на первый взгляд, скупо. Небольшой объем, короткие фразы, героиня ведет пусть нелинейный, но все же рассказ о произошедших с ней событиях. В тексте мало анализа от ее лица. Фредова рассказывает свою историю, и это помогает ей верить, что она «выпутается», ведь пока ведешь рассказ, можно надеяться на счастливый финал. И, тем не менее, рассказ этот – настоящие ужасы. Книга играет на том, что реально наводит страх и ужас на любую женщину и, думаю, даже вне полового признака – просто пугает современного человека. Обыгрываются страхи: потери своего ребенка, смерти супруга, потери работы, потери социального статуса, абсолютного бесправия как гражданина, насилия, одиночества, старости, смерти.

Эта книга вышибает почву из-под ног. До романа Маргарет Этвуд я нигде не встречала настолько пугающего описания потери работы. Главную героиню, как и всех других женщин, одномоментно решением временного правительства лишили доступа к банковским счетам и рабочих мест. Постановили: женщинам сидеть дома. Их деньгами смогут распоряжаться супруги или ближайшие родственники-мужчины. Вам это ничего не напоминает? Мне – режим талибов в Афганистане.

Collapse )

Бен Элтон – «Слепая вера»

«Слепая вера» - это антиутопия про теократическое государство будущего на месте современной Великобритании. В связи с потеплением климата произошел Потоп, и многие территории оказались под водой. Пришедшая к власти группа людей объявила Потоп проявлением божественного гнева. Были приняты новые законы, в первую очередь – законы о Вере и о том, что отсутствие Веры – преступление. В этом мире проводятся Публичные исповеди в формате скандальных реалити-шоу, а духовенство в белых атласных шортах (климат стал субтропическим) возродило Инквизицию. Главный герой романа – госслужащий на низкой должности, по имени Траффорд, решившийся сначала на скромный протест ради ограждения своей частной жизни от тотального контроля, а позже – ставший лидером сопротивления власти Храма.

Книга Бена Элтона отдает дань классическим антиутопиям, в особенности – «1984» Джорджа Оруэлла и «451 по Фарингейту» Рея Брэдбери. В очередной раз в антиутопии описывается ситуация государственного контроля над доступной информацией, обилие и низкое качество пропаганды, вмешательство в частную жизнь граждан. Технологии будущего вывели эти вмешательство на новый уровень. Теперь в сети можно найти всю подноготную о любом человеке, включая видео про роды всех детей, а соседи заходят друг к другу через общедомовый видеочат. Уединения больше нет. Секретов больше нет. А попытка сохранить секрет – это преступление, ведь гордому, сильному, всесторонне развитому и мегасексуальному жителю Великобритании нечего скрывать, любая его складка жира – повод для гордости, а все чувства надо «эмотировать» ради всеобщего развития и самосовершенствования.

Описывается мир и технологии будущего (в плане развития онлайн пространства), но будущее это наступает столь стремительно, что уже сейчас угадываешь в этой антиутопии черты нашей обыденной жизни. Разве сейчас посредством статуса в любой соцсеточке не принято «эмотировать» свою духовную жизнь? Налицо и формирующийся этикет для общения в комментариях к любому посту. Как пишет блоггер Лена Миро, согласно логике большинства, если ты не «дрищешь смайлами» в комментариях, это уже подозрительно, а если дрищешь, то ты «светлый человечек». А что касается изменения в балансе между светской и духовной властью на примере сегодняшней России, то тревожит перекос в попытке упрочнить влияние «гос» религии (закон об оскорблении чувств верующих, например, - об этом сходстве современной России и какого-нибудь условного Галаада пишут и в предисловии к недавнему изданию «Рассказа служанки»).

Collapse )