that_leosmom (that_leosmom) wrote,
that_leosmom
that_leosmom

Эмма Донахью – «Комната»

С синопсисом «Комнаты» я познакомилась, читая отзывы на экранизацию. Я сразу решила, что ни за что не буду смотреть этот фильм и читать – тоже не стану. С возрастом и после рождения ребенка мне тяжело даются художественные произведения, в которых много насилия, и что-то жестокое делают по отношению к детям. Мне уже тяжело это переваривать, я не могу потом отделаться от воспоминаний об увиденном и прочитанном, а в голове и своих тревожных мыслей достаточно, - куда уж перегружать себя негативом из книг. Поэтому я запомнила сюжет, но читать не собиралась. Но за книгу взялся мой муж. По правде, он мне проспойлерил половину событий, но, по его рассказам я поняла, что ребенка в книге не мучают. В отзывах справедливо писали, что главная тема книги – это тема материнской любви. Тогда я взялась читать и не жалею. «Комната» - безусловно, сильная, запоминающаяся книга, которую я просто проглотила, и рада, что это сделала.

Для тех, кто не читал и не смотрел, вкратце сюжет. Извращенец похитил 19-летнюю девушку и 7 лет продержал ее взаперти в своем сарае. За это время она родила от своего похитителя двоих детей, но девочка-первенец не выжила, а мальчику уже 5 лет. Мать вынуждена обманывать сына, долгое время она внушала мальчику, что за пределами их комнаты открытый космос, а все, что они видят по телевизору, выдумка. Но, когда ребенок подрос и стал разумнее, мать решается на побег из заточения. Новость о том, что их похититель лишился работы и уже с трудом может даже прокормить двух узников подталкивает ее к решительным действиям. Неизвестно, что будет с ними дальше, и медлить нельзя. Да и здоровее они от сидения взаперти не становятся. Мать учит ребенка, что нужно сделать, чтобы освободиться. 5-летний ребенок справляется с планом побега, и полиция почти сразу отвозит его назад к матери. Теперь они выбрались, но как они справятся во внешнем мире? Об этом – вторая половина книги.

Событий как таковых немного. Большая часть текста – это диалоги и внутренний монолог 5-летнего Джека. Повествование ведется от лица мальчика. Я ожидала, что пол книги Джек будет рассказчиком, а потом фокус сместится, и мы узнаем, что думает и переживает его мать. Но – нет. Вся книга от лица Джека. То, как он подбирает слова, как проживает свои эмоции и дает верную оценку эмоциям других людей (а он до 5 лет ни с кем, кроме матери не разговаривал), позволяет нам увидеть, что все время взаперти мать воспитывала и развивала ребенка, делала, что могла. И справилась. Мальчик не отстает. Само собой, ему предстоит учиться взаимодействию с новыми людьми и предметами, но он обучаемый и способный. Только представьте себе, с какой апатией и депрессией столкнулась его мать, оказавшись в плену у извращенца. На долгие годы. Тут впору сойти с ума. Но она лишь редко выпадала из реальности не дольше, чем на день («уходила», как называл это Джек), а в остальное время – т.е. почти всегда – ухаживала за своим ребенком, воспитывала его, развивала его воображение, научила читать и писать, говорила с ним о Боге. Эта женщина не сдавалась ради своего ребенка. Я считаю героиню книги мужественным человеком. Мать с ребенком друг друга подпитывали, жили, как единое целое, и так спаслись, - в заботах друг о друге.

Самый шокирующий момент в книге – интервью, которое бывшая узница дает в больнице, спустя неделю после своего побега. Журналистка спрашивает ее, не думала ли мать, что стоило попросить извращенца, державшего их с ребенком в сарае, отнести младенца куда-то, где ребенку оказали бы помощь. Т.е. пресса интересуется, не было ли правильным отказаться от ребенка, чтобы он жил вне «комнаты», узнавал мир и развивался нормально. Это эмоциональный отрывок книги. Читатель задумывается, конечно же. Но, во-первых, неразумно было отдавать по доброй воле своего ребенка в руки извращенца – где гарантия, что похититель отвез бы ребенка на порог больницы, а не избавился бы от него иным, жестоким, способом? К тому же, вряд ли похититель вообще согласился бы на этот риск – куда-то отвозить ребенка, чье происхождение он не может объяснить так, чтобы не оказаться в тюрьме. А, во-вторых, нет таких ситуаций, когда матери и маленькому ребенку лучше находиться порознь, если оба здоровы (понятно, что матери может понадобиться лечение, например, и тогда разлука оправдана), но, пока мать может заботиться о своем ребенке, она продолжает это делать. Со стороны журналистки это был неэтичный вопрос. Рейтинг своей программы они подняли, да. Но здоровый головой человек такое не стал бы спрашивать.

Во внешнем мире вообще не все способны понять, насколько мать и ребенок в такой ситуации нужны друг другу. Отец главной героини отказывался встречаться с внуком, потому что ребенок появился на свет в результате насилия. Однако, когда читаешь «Комнату», становится очевидным, что для женщины в заточении рождение ребенка позволило сохранить рассудок. Она жила, потому что ребенок в ней нуждался. Она не могла позволить себе уйти от реальности. Вряд ли без дела, цели и энергии, которую ей давал ее сын, девушка справилась бы с годами изоляции без непоправимого вреда для своей психики. Разумеется, годы в «комнате» нанесли ей огромный, невосполнимый ущерб, она потеряла молодость, лишилась образования, возможности создать нормальную семью – да очень многого лишилась. Но сохранила рассудок, поддерживала, как могла, свое физическое здоровье – чтобы у ребенка была мама. Без сына у нее такого стимула не было бы.

Грубо говоря, очевидно, в чем черпала силы героиня, находясь в изоляции от внешнего мира. Она жила для ребенка. Но вот сам ребенок? Ставший жертвой преступника, никогда не игравший на воздухе, не знавший других детей? Жаль его? Естественно, жаль, и не раз за него страшно. Но было бы лучше, если бы он не рождался? Даже для него самого? Если бы я недавно не перечитала «Анну Каренину» Л.Н. Толстого, мне самой было бы сложно внятно и коротко сформулировать ответы на приведенные выше вопросы. Но, когда я читала «Комнату», мне сразу вспомнился диалог между Дарьей Александровной Облонской и Анной Карениной – на тему рождения детей и возможности их не рожать. Вот он:

«– Зачем же мне дан разум, если я не употреблю его на то, чтобы не производить на свет несчастных?
Она посмотрела на Долли, но, не дождавшись ответа, продолжала:
– Я бы всегда чувствовала себя виноватою пред этими несчастными детьми, – сказала она. – Если их нет, то они не несчастны по крайней мере, а если они несчастны, то я одна в этом виновата.
Это были те самые доводы, которые Дарья Александровна приводила самой себе; но теперь она слушала и не понимала их. «Как быть виноватою пред существами не существующими?» – думала она. И вдруг ей пришла мысль: – могло ли быть в каком-нибудь случае лучше для ее любимца Гриши, если б он никогда не существовал? И это ей показалось так дико, так странно, что она помотала головой, чтобы рассеять эту путаницу кружащихся сумасшедших мыслей».


Это не ответ как таковой, но понимание, что рожденный ребенок – это благо. Ребенку нужна мать, а матери нужен ребенок. Это закон жизни. Книга Эммы Донахью, несмотря на мрачный сюжет, - светлое, жизнеутверждающее произведение. О том, как важно любить детей. О том, как их воспитывать и как справиться с неуправляемыми детьми, написано намного больше книг. А вот книг про то, что отношения между матерью и ребенком строятся на любви, внимании, доверии и взаимной подпитке энергией книг почему-то мало. «Комната» - хороший пример такой литературы. Советую.
Tags: книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments